Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
08:32 

из вороха воспоминаний://для Фелис

_kitsune_
Zorra Rojas
Я ведь никогда не влюблялась «не в тех»… И мне всегда казалось, что это так же, как влюбиться в человека, который уже занят. Досада, боль, ревность… Но в моем случае еще – и инстинкт завоевателя, и глупая надежда. Не в твоем. Словно весь мир против тебя. Словно сами законы физики восстали, чтобы перевернуть вселенную с ног на голову. И все, что так знакомо, – и ярость, и воля, и ум, и искренность, и страсть: бессильны. И все, что раньше казалось мудрым: «Если в обмен на любовь вам предлагают дружбу…», «дружба – одна из граней любви…», - сейчас иезуитский набор слов, призванный заставить тебя поверить в то, во что верить не хочется. И надо не верить, веря, и любить надо молча. Но такая правда не нужна.
Со мной такого не было. Лишь какое-то смутное воспоминание, которое никак не хотело даваться в руки, наконец, начинает проявляться, как контуры на колдографии под воздействием заклинания.
Знойное лето. В Штранге каникулы, я дома. Мне двенадцать. Парк. Спортивный велик, которому едва не пришел конец: мелкая дрожащая собачонка, левретка, кажется, кинулась со всей дури прямо под колеса, аккуратно направив мое переднее колесо прямо в ствол необхватного дуба на обочине. Джинсы порваны, в порез сочится кровь. Собачонка убралась, нервно повизгивая, когда мой тотем рыкнул низко и яростно откуда-то из глубины, хозяйка ее смоталась следом – ловить беглянку. А я осталась размышлять над «восьмеркой» и покореженными крыльями. Палочка, естественно, осталась дома (да и кто бы мне разрешил ее использовать на каникулах?), самой мне со всем этим не справиться – придется тащиться к маме за помощью. Огляделась: народу вокруг полно, но все без толку, одни магглы: парочки целуются, лежа на траве, мамашки гуляют с детьми, несколько пожилых бегунов трусят вдоль дорожек, - помощи ждать не от кого. «Что ж…»
Встала, вытерла пот со лба, прислонила велик к дубу. Жара невыносимая: коротко остриженные красно-рыжие пряди взмокли, белая майка прилипла к спине. Порез на ноге неприятно пульсировал.
-Эй, парень!
Попробовала вывести велосипед на дорожку. Возвращение домой радости не обещало: сплющенное и изогнутое переднее колесо никак не хотело ехать нормально.
-Помочь?
Смуглая мужская рука легла на руль, чуть коснувшись моей ладони. Я подняла прищуренные глаза. Незнакомый дядька лет тридцати. Довольно симпатичный, с приятной улыбкой. Сердце слегка ускорилось: чего этому извращенцу от меня надо? Но беглое сканирование его эмоций не выявило никакой опасности – доброжелательность, интерес, расположение, не более. Так это он меня парнем назвал… Впрочем, не он первый.
-Вы что, велосипедных дел мастер? Не надо. Справлюсь, - я толкнула велосипед вперед, а ладонью – его руку на руле.
-Далеко живешь? Как это тебя угораздило?
-Да бегают тут всякие, - огрызнулась, вспомнив дрожащую недособаку. Лиса внутри презрительно фыркнула. Я продолжала упрямо толкать велик. Странный дядька шел рядом, слегка подталкивая уверенной рукой седло.
-Поранился? Надо бы обработать – а то занесешь инфекцию.
Настороженность не отпускала, я чувствовала, как шевелятся волоски на голой шее. Несмотря на приятную внешность и готовность помочь, дядька не вызывал ответного расположения. В голове вертелись мамины страшилки на тему «не разговаривай с незнакомцами». Капелька пота выкатилась из-под короткой челки и проложила дорожку по моей смуглой щеке. Незнакомец поднял руку и тыльной стороной ладони аккуратно стер каплю. Мой инстинкт самосохранения встал на дыбы: я резко выпрямилась, едва не выронив велосипед.
-Ты чего, парень? Все нормально… - тут его взгляд скользнул вниз по моей груди, обозначившейся под натянувшейся майкой. Вернулся к сощуренным лисьим глазам.
-Ладно, извини, - он поднял руки и отступил, давая понять, что неопасен для меня. Артерия у меня на шее пыталась порвать мне горло. Недоверие. Досада. Разочарование. Ревность? Я решила, что мой эмпатический «сканер» сбоит.
Незнакомец еще раз окинул меня взглядом – каким-то странным, тоскливым и презрительным одновременно, махнул на прощание рукой и ушел. Я постояла еще некоторое время, дожидаясь, пока разгулявшийся пульс станет ровнее, и продолжила свой путь.
…Никому ненужное поблекшее воспоминание, погребенное в ворохе других – ярких, мощных. Ему тоже не хотелось верить.

URL
Комментарии
2010-04-06 в 23:08 

felis melas
что есть у тебя, чего ты не можешь лишиться?
спасибо, систер.
и теперь я понимаю, как опасно было расказывать об этом тебе, только тебе и, увы, когда в темноте и тишине - только об этом.

2010-04-07 в 02:38 

Левретки - это зло. Недособаки, точно.

2010-04-12 в 22:04 

_kitsune_
Zorra Rojas
felis melas, между нами, там - в тишине и темноте - столько было сказано, систер. Хватило бы на целую книжку.
@ Blackie, шерсть дыбом встает, когда их вижу...

URL
   

Zorra Rojas

главная